Царевна лягушка сказка картинки

uCrazy.ru

Забавные скульптурки лягушек почему-то у меня со сказкой сассоциировались…
Жила-была Лягушка. Как и все загадочные личности, она любила мечтать. Вот, бывало, сядет на теплый, согретый летним солнцем, камушек и мечтает… О вкусных комарах и мошках, о любимом болотце, о том, что вчера распустилась прекрасная кувшинка под окном….


Тихими летними вечерами выходила Лягушка на улицу, ложилась на толстый зеленый лист кувшинки и читала. Она любила умные книжки – изучала Периодическую систему химических элементов любимого писателя Дмитрия Ивановича Менделеева, учебник физики за 9-й класс, журнал «Популярная механика»… Полученные знания помогали Лягушке определять состояние состава воды в болотце, ведь соблюдение экологических норм очень важно для дальнейшего творческого роста обитателей болота…

Нежась в розовом перламутре когда-то брошенной раковины моллюска, Лягушка частенько изучала Правила игры в QUAKE..

Иногда для жителей болотца давался концерт. На концерт собирались все обитатели зеленой воды и от удовольствия широко раскрывали рты, в которые нечаянно залетали более мелкие пташки – мошечки и комарики, которые для водяных жителей были самым лучшим лакомством…

А потом Лягушка отдыхала.

Просто садилась на лавочку и ждала. Она верила, что скоро ее жизнь перевернется и случится что-то незабываемое и прекрасное…

На соседнем болоте в то время проживал юный Лягух. Прослышал он про нашу Лягушку, узнал много интересного о ней, и твердо решил с ней познакомиться.

Только как это сделать – не знал. О ней молва ходила, что и красавица, и умница, и та же молва говорит, что красавицы спесивы больно, на сраной козе не подъедешь, не то что из соседнего болота… И с горя Лягух запил.

Пытался утешить себя хмелем, чтобы забыть красавицу, не мучать себя. Но потом подумал: «Была-не была! Попытка – не пытка! А пойду-ка я к Лягушке яйца подкачу!» И пошел…
И пришол. И подкатил… И, на удивление, Лягушка даже согласилась на лавочке с ним посидеть, поболтать, так сказать, а жызне…

И Лягух осмелел. То ли бухло подействовало, то ли трава забористая у нго на болте росла… Ну в общем, бросился он на колени и заорал: «Брунгильда! ооо….кххх…эээээ…. Лягушка! Будь моей женой!
Для пущей важности даже припер от старого Кузнечика гитару и сбацал ей некислый романс
Посрал 10 раз на экологию и сорвал самую красивую кувшинку. Лягушке типа преподнес.
Ояебу! Какбе воскликнула Лягушка, помахивая веточкой травки, которую тоже ей принес Лягух
Ну и как это обычно бывает, сразу села ему на шею и ножки свесила
Вместе они дох*я времени проводили – в шахматы играли, на лыжах, в теннис там…
Даже как то поспорили, откуда дети берутся
Ну Лягух сразу стал показывать, откуда
И так присядет, и так…
Лягушка тоже за ним все повторяла – любовь…

И призадумались сильна они над тем, как жы им быть дальше…
Лягух даже помедитировал неспеша…
Пошли в библиотеку, взяли книжек почитать, Про ЭТО. Занимательное видимо занятие оказалось, да настолько, что они решили узаконить свои отношения. Сватьба, значет…
В назначенный день Лягух принарядился – намазался кремом-автозагаром, спер у Кузнечика девайсы – все как полагается.
Ну прямо зайчег какойта вышел!
Лягушка тоже времени не теряла. Марафет навела, лучшие наряды достала. Нафталином правда воняло шопесдетс, но херня ето все – само главно шоп чувства взаимные были!
И, как полагается невесте, устроила небольшую фотосессию для журнала Maxim
Топлесс с кувшинкой
Топлесс и так
Топлесс так, стоя
Классический топлесс
Подмышке бритые – зачот
Ну и завершилась сессия традиционно – ню в полном его пониманеи)))
И не выдержал сих экспириментав Лягух, просился в ноги возлюбленной.
И Лягушка, истомленная желанием, сразу ему отдалась
Ну а потом начались обычные лягушачьи будни – стирка, готовка, уборка блевотины с унитаза и прочие прелисти
Муж ей в знак благадарнасте дажы карону подарил и чугунную трубу на случай если старые прорвет
Вспомнил, как однажды прорвало трубу, а она в кувшинах помои выносила, пока он пиво пил у телика.
В перерывах между домашними работами любили они поразвлечься
И предавались страстям неземным
Вследствие чего у Лягушки вдруг начал подозрительно расти животик
Необъятная совсем стала, по дому каталась как колобок – тока ногой пнеш и катится, и катится….
И кончился этот животик каким-то непонятным существом, орущим день деньской и крушащий на своем пути все, что ни попадется
Потом еще один появился.
И еще один…
И тянулся этот кошмар долго-долго, пока не додумались сходить в аптеку.
А потом пришли большие на двух ногах и осушили болото. Лягуха отправили во француский ресторан работать деликатесом, народившееся семейство по зоопаркам рассовали. И осталась Лягушка одна. У разбитого корыта.

Сказка «Царевна-Лягушка» Рисунки И. Билибина (Изд-во «Гознак» Москва, 1968 г)

Сказка «Царевна-Лягушка»
Рисунки И. Я. Билибин
Изд-во «Гознак» Москва, 1968 год
Тираж 100 000
Цена 40 коп
Давно я не писал про художников- иллюстраторов. Уже март, а в 2015 год я так ничего и не отсканировал. Надо исправляться. К 8 марта следовало бы найти какую-то книгу про то что «мамы разные нужны, мамы разные важны», но ничего под руку не попалось. Так что будет «Царевна-лягушка» с иллюстрациями Ивана Билибина. Иллюстрации великолепные, книга шикарно издана, еще бы «Гознак», и в общем-то по теме — про Царевну, про всепобеждающую силу любви)).
Я в записях про художников-иллюстраторов перешел на новый формат:
1. Сейчас сканирую с разрешением 300dpi, файлы по ссылкам большие.
2. В каждый пост про иллюстрации буду добавлять информацию о художнике.
3. Традиционно мои «пять копеек».
4. Ссылки на посты с иллюстрациями художника.
Приношу свои извинения за качество сканов, книг под сканер не ломаю, а в данном случае книга еще и больше чем сканер А4, поэтому обложка обрезана по обеим краям, остальные страницы и последняя обложка по левому краю. Из-за того что страницы обрезаны не стал делать разворотов.
О книге, или «мои пять копеек»
Как вы все знаете я публикую исключительно свои детские книги (не то чтобы у меня других не было, но свои бы опубликовать!). Книга шикарная. Именно книга, а не просто иллюстрации. Уж не знаю с чего это вдруг «Гознак» начал печать эту серию, ну помимо того что у них оригиналы работ, но не каждый год они печатали. Возможно к юбилею, посмотрел другие книги серии — 1967, 1966 год. А Билибин родился в 1876. Юбилей? 110 лет? Плотная, фактурная бумага, причем она не от времени пожелтела, она такая и была. У меня в детстве было полное понимание, что такими и были книги в Древней Руси — плотные, желтоватые страницы, рельефная обложка. Ну а Билибин для меня был вообще вне какой-либо критики, идеальное представление сказки. У меня были (и есть) русские сказки с иллюстрациями разных художников, например Мавриной, но это совсем другое, я это и пять лет понимал. Выражаясь современным языком мне представлялось, что Билибин аутентичен, хотя я то никакой древне-русской живописи я не видел, да и Билибин не древне-русская живопись, но… Книг было много, иллюстации великолепные, оформление богатое. Добавить больше нечего, можно только повторять восторженные слова. Поэтому сегодня это не пять копеек, а одна, но зато золотая копейка!
Некоторые спрашивают, а зачем я всё это пишу, свои впечатления от книг, да и уж позабылось все, сочиняешь сейчас поди взрослую отсебятину. Нет не все забылось. А пишу потому что не исключаю, что мои записи читают не только любители книг, но и художники, пусть знают как дети воспринимают художественные работы. Знают и думаю над тем что рисовать и как рисовать, хотя я высказываю сугубо личное мнение.
Иван Яковлевич Билибин
Классик, корифей и прочая, и прочая, и прочая, вряд ли его нужно представлять, но не лишне, я думаю, напомнить. Далее очень кратко надергано из разных статей и википедии.
Иван Билибин родился 4 (16) августа 1876 в посёлке Тарховка (близ Петербурга), в семье военно-морского врача Якова Ивановича Билибина. В 1888 г. поступил в 1-ю Санкт-Петербургскую классическую гимназию, которую окончил с серебряной медалью в 1896 г. В 1900 г. окончил юридический факультет Петербургского университета. В 1895—1898 гг. занимался в рисовальной школе Общества поощрения художеств. В 1898 г. два месяца учился в мастерской художника Антона Ашбе в Мюнхене. Несколько лет (1898—1900 гг.) занимался под руководством Ильи Репина в школе-мастерской княгини Марии Тенишевой, затем (1900—1904 гг.) под руководством Репина в Высшем художественном училище Академии художеств.
После образования художественного объединения «Мир искусства» становится активным его членом. В 1899 году Билибин случайно приезжает в деревню Егны Весьегонского уезда Тверской губернии. Здесь он впервые создаёт иллюстрации в ставшем впоследствии «билибинском» стиле к своей первой книге «Сказка о Иван-царевиче, Жар-птице и о Сером волке». В 1902, 1903 и 1904 г. Билибин посещает Вологодскую, Олонецкую и Архангельскую губернии, куда его командирует этнографический отдел Музея Александра III для изучения деревянной архитектуры.
Его впечатления вылились в публицистические произведения и научные доклады о народном творчестве, архитектуре и национальном костюме. Еще более плодотворным результатом этих путешествий стали самобытные произведения Билибина, в которых обнаружилось пристрастие мастера к графике и совершенно особый стиль. В Билибине жили два ярких таланта – исследователя и художника, и один дар питал другой. Иван Яковлевич с особой тщательностью работал над деталями, не позволяя себе сфальшивить ни в единой черточке. На листке бумаги мы видим четкий узорчатый графический контур, исполненный с предельной подробностью и расцвеченный причудливой акварельной гаммой самых жизнерадостных оттенков. Его иллюстрации к былинам и сказкам удивительно подробны, живы, поэтичны и не лишены юмора. Заботясь об исторической достоверности изображения, которая проявлялась на рисунках в деталях костюма, архитектуры, утвари, мастер умел создать атмосферу волшебства и загадочной красоты.
Художественный талант Билибина ярко проявился в его иллюстрациях к русским сказкам и былинам, а также в работах над театральными постановками. С 1899 по 1902 г. он создаёт серию из шести «Сказок», изданных Экспедицией заготовления государственных бумаг, затем то же издательство выпускает сказки Пушкина с иллюстрациями Билибина. В частности, появились «Сказка о царе Салтане» (1905) и «Сказка о золотом петушке» (1910). В 1905 г. издана иллюстрированная Билибиным былина «Вольга», а в 1911 г. — сказки Рославлева в издательстве «Общественная Польза». К тому же «сказочному» стилю с древнерусскими орнаментальными мотивами относится постановка оформленной Билибиным оперы «Золотой Петушок» в 1909 г. в театре Зимина в Москве.
И. Я. Билибин. Заставки, концовки, обложки и другие работы Билибина встречаются в таких журналах начала XX века, как «Мир Искусства», «Золотое Руно», в изданиях «Шиповника» и «Московского Книгоиздательства».
В 1915 году он участвует в учреждении Общества возрождения художественной Руси наряду со многими другими художниками своего времени.
После Февральской революции Билибин нарисовал рисунок двуглавого орла, который использовался в качестве герба Временного правительства, а с 1992 г. этот орёл располагается на монетах Банка России.
После Октябрьской революции Билибин уезжает в Крым в Батилиман, где живёт до сентября 1919 г, а в феврале 1920 г. на пароходе «Саратов» Билибин отплывает из Новороссийска. С 1920 г. он живёт в Каире. В Египте Билибин работает над эскизами панно и фресок в византийском стиле для особняков богатых греческих купцов. Изучает египетское искусство, сначала мусульманское и коптское, потом искусство Древнего Египта. Путешествует с семьёй по Сирии и Палестине. В октябре 1924 г. поселяется в Александрии.
В августе 1925 г. Билибин переезжает в Париж. В это время он готовит блистательные декорации к постановкам русских опер, художника приглашают оформить балет Стравинского «Жар-птица» в Буэнос-Айресе и ряд опер в Брно и Праге. В пору эмиграции Билибин создал великолепные эскизы для икон и фресок русского храма на Ольшанском кладбище в Праге. Выполняет иллюстрации к русским сказкам, сказкам братьев Гримм, сказкам Тысячи и одной ночи.
В 1936 году художник на теплоходе «Ладога» возвращается на родину и поселяется в Ленинграде. Билибин преподаёт во Всероссийской Академии художеств, продолжает работать как иллюстратор и художник театра. Билибин умер в блокадном Ленинграде 7 февраля 1942 г. в больнице при Всероссийской Академии художеств. Последней работой знаменитого художника стала подготовительная иллюстрация к былине «Дюк Степанович» в 1941 г. Похоронен в братской могиле профессоров Академии художеств возле Смоленского кладбища.
Другие публикации с иллюстрациями И.Я. Билибина:

  • Иван Билибин, иллюстрации к «Сказке об Иване-царевиче, Жар-птице и о сером волке» — автор irunyahelena, это тоже Гознак
  • Иван Билибин — Сказки и былины — автор taberko
  • И.Я. Билибин «Марья Моревна» 1989 год — автор irina_sc
  • И.Я. Билибин «Царевна -Лягушка» 1989 год — автор irina_sc, это та же книга, но издание 89 года, нет одного рисунка, и не все миниатюры, размер сканов небольшой, поэтому решил представить свой вариант

Публикую список, как как возможно кто-то захочет посмотреть и другие работы художника.

Русские народные сказки в иллюстрациях И. Билибина. ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь с царицею; у него было три сына — все молодые, холостые, удальцы такие, что ни в сказке сказать, ни пером написать; младшего звали Иван-царевич. Говорит им царь таково слово: «Дети мои милые, возьмите себе по стрелке, натяните тугие луки и пустите в разные стороны; на чей двор стрела упадет, там и сватайтесь». Пустил стрелу старший брат — упала она на боярский двор, прямо против девичья терема; пустил средний брат — полетела стрела к купцу на двор и остановилась у красного крыльца, а на том крыльце стояла душа-девица, дочь купеческая; пустил младший брат — попала стрела в грязное болото, и подхватила ее лягуша-квакуша. Говорит Иван-царевич: «Как мне за себя квакушу взять? Квакуша не ровня мне!» — «Бери! — отвечает ему царь. — Знать, судьба твоя такова».
Вот поженились царевичи: старший на боярышне, средний на купеческой дочери, а Иван-царевич на лягуше-квакуше. Призывает их царь и приказывает: «Чтобы жены ваши испекли мне к завтрему по мягкому белому хлебу». Воротился Иван-царевич в свои палаты невесел, ниже плеч буйну голову повесил. «Ква-ква, Иван-царевич! Почто так кручинен стал? — спрашивает его лягуша. — Аль услышал от отца своего слово неприятное?» — «Как мне не кручиниться? Государь мой батюшка приказал тебе к завтрему изготовить мягкий белый хлеб». — «Не тужи, царевич! Ложись-ка спать-почивать; утро вечера мудренее!» Уложила царевича спать да сбросила с себя лягушечью кожу — и обернулась душой-девицей, Василисой Премудрою; вышла на красное крыльцо и закричала громким голосом: «Мамки-няньки! Собирайтесь, снаряжайтесь, приготовьте мягкий белый хлеб, каков ела я, кушала у родного моего батюшки».
Наутро проснулся Иван-царевич, у квакуши хлеб давно готов — и такой славный, что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать! Изукрашен хлеб разными хитростями, по бокам видны города царские и с заставами.
Благодарствовал царь на том хлебе Ивану-царевичу и тут же отдал приказ трем своим сыновьям: «Чтобы жены ваши соткали мне за единую ночь по ковру». Воротился Иван-царевич невесел, ниже плеч буйну голову повесил. «Ква-ква, Иван-царевич! Почто так кручинен стал? Аль услышал от отца своего слово жесткое, неприятное?» — «Как мне не кручиниться? Государь мой батюшка приказал за единую ночь соткать ему шелковый ковер». — «Не тужи, царевич! Ложись-ка спать-почивать; утро вечера мудренее!» Уложила его спать, а сама сбросила лягушечью кожу — и обернулась душой-девицей, Василисою Премудрою; вышла на красное крыльцо и закричала громким голосом: «Мамки-няньки! Собирайтесь, снаряжайтесь шелковый ковер ткать — чтоб таков был, на каком я сиживала у родного моего батюшки!»

Как сказано, так и сделано. Наутро проснулся Иван-царевич, у квакушки ковер давно готов — и такой чудный, что ни вздумать, ни взгадать, разве в сказке сказать. Изукрашен ковер златом-серебром, хитрыми узорами. Благодарствовал царь на том ковре Ивану-царевичу и тут же отдал новый приказ, чтобы все три царевича явились к нему на смотр вместе с женами. Опять воротился Иван-царевич невесел, ниже плеч буйну голову повесил. «Ква-ква, Иван-царевич! Почто кручинишься? Али от отца услыхал слово неприветливое?» — «Как мне не кручиниться? Государь мой батюшка велел, чтобы я с тобой на смотр приходил; как я тебя в люди покажу!» — «Не тужи, царевич! Ступай один к царю в гости, а я вслед за тобой буду, как услышишь стук да гром — скажи: это моя лягушонка в коробчонке едет».
Вот старшие братья явились на смотр с своими женами, разодетыми, разубранными; стоят да с Ивана-царевича смеются: «Что ж ты, брат, без жены пришел? Хоть бы в платочке принес! И где ты этакую красавицу выискал? Чай, все болота исходил?» Вдруг поднялся великий стук да гром — весь дворец затрясся; гости крепко напугались, повскакивали с своих мест и не знают, что им делать; а Иван-царевич говорит: «Не бойтесь, господа! Это моя лягушонка в коробчонке приехала». Подлетела к царскому крыльцу золоченая коляска, в шесть лошадей запряжена, и вышла оттуда Василиса Премудрая — такая красавица, что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать! Взяла Ивана-царевича за руку и повела за столы дубовые, за скатерти браные.
Стали гости есть-пить, веселиться; Василиса Премудрая испила из стакана да последки себе за левый рукав вылила; закусила лебедем да косточки за правый рукав спрятала. Жены старших царевичей увидали ее хитрости, давай и себе то ж делать. После, как пошла Василиса Премудрая танцевать с Иваном-царевичем, махнула левой рукой — сделалось озеро, махнула правой — и поплыли по воде белые лебеди; царь и гости диву дались.
А старшие невестки пошли танцевать, махнули левыми руками — забрызгали, махнули правыми — кость царю прямо в глаз попала! Царь рассердился и прогнал их нечестно.
Тем временем Иван-царевич улучил минуточку, побежал домой, нашел лягушечью кожу и спалил ее на большом огне. Приезжает Василиса Премудрая, хватилась — нет лягушечьей кожи, приуныла, запечалилась и говорит царевичу: «Ох, Иван-царевич! Что же ты наделал? Если б немножко ты подождал, я бы вечно была твоею; а теперь прощай! Ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве — у Кощея Бессмертного». Обернулась белой лебедью и улетела в окно.
Иван-царевич горько заплакал, помолился богу на все на четыре стороны и пошел куда глаза глядят. Шел он близко ли, далеко ли, долго ли, коротко ли — попадается ему навстречу старый старичок: «Здравствуй, — говорит, — добрый молодец! Чего ищешь, куда путь держишь?»
Царевич рассказал ему свое несчастье. «Эх, Иван-царевич! Зачем ты лягушью кожу спалил? Не ты ее надел, не тебе и снимать было! Василиса Премудрая хитрей, мудреней своего отца уродилась; он за то осерчал на нее и велел ей три года квакушею быть. Вот тебе клубок; куда он покатится — ступай за ним смело».
Иван-царевич поблагодарствовал старику и пошел за клубочком. Идет чистым полем, попадается ему медведь. «Дай, — говорит, — убью зверя!» А медведь провещал ему: «Не бей меня, Иван-царевич! Когда-нибудь пригожусь тебе». Идет он дальше, глядь, — а над ним летит селезень; царевич прицелился из ружья, хотел было застрелить птицу, как вдруг провещала она человечьим голосом: «Не бей меня, Иван-царевич! Я тебе сама пригожусь». Он пожалел и пошел дальше. Бежит косой заяц; царевич опять за ружье, стал целиться, а заяц провещал ему человечьим голосом: «Не бей меня, Иван-царевич! Я тебе сам пригожусь». Иван-царевич пожалел и пошел дальше — к синему морю, видит — на песке лежит, издыхает щука-рыба.
«Ах, Иван-царевич, — провещала щука, — сжалься надо мною, пусти меня в море». Он бросил ее в море и пошел берегом.
Долго ли, коротко ли — прикатился клубочек к избушке; стоит избушка на куриных лапках, кругом повертывается. Говорит Иван-царевич: «Избушка, избушка! Стань по-старому, как мать поставила, — ко мне передом, а к морю задом». Избушка повернулась к морю задом, к нему передом. Царевич взошел в нее и видит: на печи, на девятом кирпичи, лежит баба-яга костяная нога, нос в потолок врос, сопли через порог висят, титьки на крюку замотаны, сама зубы точит. «Гой еси, добрый молодец! Зачем ко мне пожаловал?» — спрашивает баба-яга Ивана-царевича. «Ах ты, старая хрычовка! Ты бы прежде меня, доброго молодца, накормила-напоила, в бане выпарила, да тогда б и спрашивала».
Баба-яга накормила его, напоила, в бане выпарила; а царевич рассказал ей, что ищет свою жену Василису Премудрую. «А, знаю! — сказала баба-яга. — Она теперь у Кощея Бессмертного; трудно ее достать, нелегко с Кощеем сладить: смерть его на конце иглы, та игла в яйце, то яйцо в утке, та утка в зайце, тот заяц в сундуке, а сундук стоит на высоком дубу, и то дерево Кощей как свой глаз бережет».
Указала яга, в каком месте растет этот дуб; Иван-царевич пришел туда и не знает, что ему делать, как сундук достать? Вдруг откуда не взялся — прибежал медведь и выворотил дерево с корнем; сундук упал и разбился вдребезги, выбежал из сундука заяц и во всю прыть наутек пустился; глядь — а за ним уж другой заяц гонится, нагнал, ухватил и в клочки разорвал. Вылетела из зайца утка и поднялась высоко-высоко; летит, а за ней селезень бросился, как ударит ее — утка тотчас яйцо выронила, и упало то яйцо в море. Иван-царевич, видя беду неминучую, залился слезами; вдруг подплывает к берегу щука и держит в зубах яйцо; он взял то яйцо, разбил, достал иглу и отломил кончик: сколько ни бился Кощей, сколько ни метался во все стороны, а пришлось ему помереть! Иван-царевич пошел в дом Кощея, взял Василису Премудрую и воротился домой. После того они жили вместе и долго и счастливо.
Русские народные сказки. Из сборника А. Н. Афанасьева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *